Строить или не строить - вот в чем вопрос

Вопрос о строительстве глубоководного контейнерного порта-хаба в Калининградской области обсуждается уже много лет, и совсем недавно, когда положительное решение уже, казалось, было принято, у федеральной власти вновь возникли сомнения в целесообразности реализации данного проекта.

В частности, в мае Министерство транспорта России внесло в Правительство РФ предложение отказаться от строительства глубоководного порта в Калининградской области (а заодно и от новых паромов на линии Усть-Луга – Балтийск), но построить терминал для круизных судов и яхтинговую марину. Насколько же обоснованно это решение с точки зрения экономических интересов развития области и интересов государства? Какие факторы мешают реализации этого проекта? Наконец, действительно ли нужен в Калининградской области глубоководный порт? Чтобы приблизиться к ответам на эти вопросы, редакция «Социального Калининграда» собрала мнения нескольких экспертов.

 mt_ignore

Чингиз Измайлов, председатель Исполнительного комитета Координационного транспортного совещания стран СНГ: 

Термин «хаб» пришел в морскую отрасль из авиации, он обозначает порт, масштабы и глубины которого позволяют заходить в него крупным судам, грузы с которых перегружаются на фидерные суда, а последние в свою очередь развозят грузы в другие порты. Либо наоборот – в порт-хаб приходят фидерные суда, разгружаются, происходит формирование более крупной судовой партии, которая грузится на океанский лайнер.  

На мой взгляд, к Калининградской области понятия глубоководного порта и порта-хаба вообще малоприменимы. Теоретически можно было бы построить глубоководный порт-хаб в Балтийске, приложив огромные усилия для преодоления земельных, глубинных и прочих ограничений. Но тогда возникает следующий вопрос – сможет ли такой порт конкурировать с соседними литовскими портами, где глубины достигают 19 м? Скорее всего, нет. Сильно затрудняет создание порта-хаба в Калининградской области и условия транзита грузов через Литву: от границы до порта Калининград 200 км, от границы до Клайпеды 400 км, при этом железнодорожный тариф на перевозку грузов одинаковый. Это ничто иное, как дискриминация со стороны Литвы, но как показывает практика, изменить ситуацию пока невозможно.

Традиционно морской порт Калининград работал только на фидере: небольшие суда отправлялись в бельгийский порт Брюгге, там перегружались на более крупные, которые отправлялись дальше – например, в Китай. Именно это остается нишей порта Калининград сегодня, и скорее всего, останется в ближайшее время.


Александр Рольбинов, заместитель председателя правительства Калининградской области (из интервью журналу «Морские порты», №5/2014):

Реализация проекта строительства глубоководного порта в Калининградской области необходима для обеспечения устойчивого социально-экономического развития региона, повышения конкурентоспособности его портового комплекса.

Позиция правительства Калининградской области состоит в том, что наиболее предпочтительным вариантом размещения глубоководного порта является западное побережье Балтийского моря южнее поселка Янтарный. Именно такое расположение позволит значительно уменьшить ограничения заходов крупнотоннажных судов в порт по метеоусловиям, сократить ежегодные расходы на поддержание габаритов судоходного подхода к морскому каналу и самого канала, особенно при его замерзании, и обеспечит конкурентоспособность порта с портами – соседями по Балтике, расположенными на побережье Балтийского моря. Вторым местом расположения порта может рассматриваться вариант его строительства на восточном берегу в Приморской бухте.

Вариант размещения глубоководного порта в районе Янтарного поддержан проектировщиком – ЗАО «ГТ Морстрой», которым по поручению ФГУП «Росморпорт» выполнена работа «Актуализация основных решений обоснования инвестиций в строительство глубоководного порта в г.Балтийск Калининградская область. Объекты федеральной собственности» с выделением первого этапа строительства терминала – международного морского порта – для приема круизных и грузопассажирских судов в городе Пионерский.

По результатам проведенной работы сделан вывод о целесообразности строительства глубоководного порта в два этапа. Первый этап – строительство международного пассажирского терминала с яхтенной мариной в г.Пионерский: планируется построить причалы для приема круизных и паромных судов с общей пропускной способностью до 1 млн человек в год. Второй этап – строительство глубоководного грузового порта в районе поселка Янтарный в составе контейнерного терминала, терминала наливных грузов, терминала накатных грузов, терминала генеральных грузов.

Александр Головизнин, директор направления «Логистические и аналитические исследования» ООО «Морстройтехнология»

Я считаю строительства порта-хаба в Калининградской области, политкорректно выражаясь, непродуманной. Ведь на Балтике нет и ни когда не было хаба. Идея его создания носилась в воздухе, было несколько претендентов: это и Гётеборг, и Орхус, и Клайпеда, и даже Усть-Луга. Последним встал в эту очередь Гданьск, который, по всей видимости, ближе всех остальных подошел к «хабству». Но, несмотря на все успехи Гданьска, назвать его хабом нельзя. Во-первых, это порт одной линии: туда заходит в основном Maersk. Другие линии, даже если бы захотели, на настоящий момент просто не помещаются. А во-вторых, доля трансшипмента там еще очень мала. До сих пор Гданьск - входной порт для очень большого рынка Польши и центральной Европы. В-третьих,  количество фидерных линий и охват фидерных портов там смехотворно малы. Еще меньше, чем Гданьск, на хаб похож порт Клайпеда.

Так или иначе, идея хаба или большого контейнерного порта ли в Калининградской области обречена на провал. Местный рынок катастрофически мал, а доставка грузов до «большой земли» не дешева. А идея завоза на территорию России контейнеров, которые идут назначением в ЕС, вообще попахивает проблемами с пониманием основ логистики и таможенного администрирования…

Одним словом, чем скорее люди, принимающие решение, окончательно и бесповоротно объявят о том, что тема закрыта и возврата к ней нет, тем будет лучше для всех. Однако в том случае, если найдется частный инвестор, который будет готов вкладывать в строительство хаба свои кровные, то можно будет его допустить к проекту…


Владимир Козырев, президент Ассоциации стивидорных компаний порта Калининград (АСКПК)

На сегодняшний день для строительства глубоководного порта в Калининградской области есть несколько предпосылок: выгодное географическое положение региона в незамерзающей части Балтийского моря на примерно равном удалении до портов Западной и Северной Европы; значительный рост контейнерного грузооборота в портах Балтийского моря; возможность сокращения транспортных расходов на доставку контейнеров в Российскую Федерацию. Однако, на наш взгляд, значительная эффективность использования бюджетных средств и средств частных инвесторов при реализации данного проекта может быть достигнута лишь в случае строительства в рамках единого портового комплекса как минимум трёх терминалов – газового, пассажирского и контейнерного.

Прежде всего, в составе инфраструктуры нового порта следует предусмотреть терминал по приему и регазификации СПГ с использованием морской платформы в акватории Балтийского моря вблизи поселка Заостровье. Возможность создания такого терминала уже рассматривается «Газпромом», и если будет принято положительное решение, это станет серьезным толчком для развития нового порта как производственного узла в части сжижения и переработки природного газа, производства минеральных удобрений, и бункеровки судов сжиженным природным газом (СПГ). 

Второй составной частью нового порта мог бы стать пассажирский терминал – яхтенная марина. В настоящее время прорабатывается вариант ее строительства как отдельного объекта в г.Пионерском, однако, на наш взгляд, более экономически эффективным мог бы стать вариант ее сооружения в составе единого портового комплекса в г.Янтарный. Так, рассматриваемый в настоящее время проект предусматривает сохранение существующего порта, в котором базируются рыболовные суда, а появление двух собственников разного бизнеса в пределах одной гавани несет в себе риск возникновения проблем их взаимодействия. Кроме того, строительство яхтенной марины в Пионерском сопряжено с гидрологическими сложностями: течение будет постоянно нести пески, что потребует постоянного проведения работ по обеспечению проходных глубин, либо строительства защитного мола. Оба варианта потребуют больших финансовых затрат. Я считаю, что перенос проекта строительства пассажирского терминала из Пионерского в Янтарный даст возможность реализовать его с тем же результатом, в те же временные рамки (к 2018 году – началу Чемпионата мира по футболу), но с меньшими финансовыми затратами. 

Наконец, третьей частью нового порта должен стать контейнерный терминал, который гарантированно будет обеспечен контейнерными грузами – ведь по прогнозам, рост грузопотока контейнеров в регионе Балтийского моря будет достигать 15% в год. Строительство глубоководного контейнерного хаба в Калининградской области позволит разгрузить соседние порты Польши и Литвы от больших контейнерных судов, а также даст порту возможность перейти на совершенно другой тоннаж, а значит, на другой качественный уровень работы. 

Эти три терминала в перспективе могли бы подтянуть в новый порт и другие грузы, тяготеющие к Калининградскому региону - как импортные, так и предназначенные для транзита на основную территорию России. Грузы, которые идут в Польшу и предназначены для Польши или идут в Литву для Литвы, через новый порт переваливаться не будут, то есть, порт не повлияет на сложившиеся в этих странах грузопотоки. При этом новый порт в Калининградской области может сыграть важную роль в достижении задачи обеспечения перевалки российских грузов через российские порты, поставленной Правительством. Речь идёт о перераспределении порядка 100 млн тонн грузов – этот объем вряд ли смогут взять на себя одни лишь имеющиеся на Балтике российские портовые мощности. 

На мой взгляд, какие бы аргументы не высказывали противники строительства нового порта в Калининградской области, они в любом случае понимают, что перспектива у этого проекта есть. Порт Калининград был, есть и будет, и его дальнейшее развитие пойдёт нашей стране только на благо.


Владимир Майоров, генеральный директор компании-таможенного представителя ООО «Лакор»

С моей точки зрения, в идее развития портов в Калининградской области видится политический аспект, нацеленный, прежде всего, на безопасность в каком-то смысле изолированного региона, который непосредственно связан с РФ только морским путем. Это говорит о необходимости наличия морского порта как такового, однако размер порта, расчет мощности и перспективы его развития являются предметом профессиональной аналитики и научных расчётов.

Что касается возможного участия нового порта в перераспределении уже существующих грузопотоков, в том числе транзитных, то, как мне кажется, это направление недостаточно очевидно по следующим причинам:

1) Степень изолированности региона непосредственно зависит от политической ситуации, и это явно не особенно благоприятный фактор для транзитных грузов.

2). Наличие в регионе уже сложившихся крупных транзитных портов – таких, как Роттердам, Гамбург, Антверпен и даже Феликстоу, которые далеко не исчерпали свои существующие, а тем более  потенциальные возможности. Таким образом, Гданьск и Клайпеда даже не являются непосредственно первоочередными основными конкурентами в случае транзитного груза, а только окажут конкуренцию на польском и литовском  рынке в зависимости от политической ситуации.  

3). Наличие морских портов и причалов в Санкт-Петербурге и Ленинградской области, в том числе глубоководных, которые имеют значительный свободный запас мощности.

4) Возникновение производств, которые создаются вблизи источников природных ресурсов, способных производить мощные экспортные грузопотоки, также не очевидно в связи с отсутствием упомянутых природных ресурсов в Калининградской области.

Таким образом, в Калининградской области, возможно, имеет смысл обратить внимание на поддержание либо модернизацию существующих мощностей и инфраструктуры в качестве так называемого фидерного порта, который должен быть ориентирован, скорее всего, на современные относительно небольшие  суда паромного типа для организации перевозки генеральных и контейнерных грузов. Такие типы судов могут быть использованы, в том числе, для перевозки пассажиров. Не исключается также использование небольших специализированных контейнеровозов. Такие суда в основной своей массе  не требуют относительно глубоководных причалов, то есть, могут быть использованы, скорее всего, естественные глубины, что является серьезным экономическим фактором при организации и строительстве морского причала, либо его модернизации. При этом закладываемая проектная мощность такого порта должна будет учитывать, прежде всего, перспективу развития региона. При этом не исключена  переориентация какой-то части груза к прилегающим порту назначениям Польша, Литва и Белоруссия, но не думаю, что на этом следует строить стратегию… 

 

Материал подготовила Галина Музлова ("Социальный Калининград")

http://socklgd.ru/seaports/24-stroit-ili-ne-stroit-vot-v-chjom-vopros

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить