«Китай не заменит прибалтам Россию»

Итоги 2016 года для портового комплекса Северо-Запада России и приграничных стран
Алёна Зеленина , 2 Января 2017, 18:32 — REGNUM  

Почему невозможно полностью увести российские грузы из Прибалтики, как изменил рынок портовых услуг Северо-Запада старт Бронки и оправдаются ли надежды прибалтийских политиков на «Новый Шёлковый путь» — ИА REGNUM побеседовал о ключевых трендах портовой отрасли Балтийского региона в 2016 году с директором направления логистических и аналитических исследований компании «Морстройтехнология» Александром Головизниным.

Порт Бронка

ИА REGNUM: В этом году российским экспортёрам ясно дали понять, что от услуг прибалтийских портов пора отказываться. Вы часто на отраслевых мероприятиях повторяете фразу о том, что полностью лишить Прибалтику российских грузов невозможно. Почему?

В своих выступлениях на конференциях я говорю в основном о контейнерных грузах. В прибалтийских портах при перевалке контейнеров создается добавленная стоимость. Например, перевозка алкогольной продукции по территории России без акцизных марок запрещена, так что «необкленный» алкоголь просто нельзя привезти в российский порт. Соответственно, его везут через Прибалтику. Помимо перевалки контейнера в порту наши соседи получают ещё и работу по растарке контейнера, разборке паллет, наклейке акцизных марок и затарке контейнера обратно. Это абсолютно легитимный пример. Кроме того, прибалтийские логисты оказывают услуги по смене инвойса и других товаросопроводительных документов. Часть из этих операций вполне «белая», часть «сероватая», а какая-то часть совсем «черная».

Если говорить об экспортных грузах, то здесь показателен пример «Акрона», у которого есть собственные терминальные мощности в Эстонии и который вынужден сегодня отказаться от услуг местных портов, следуя российской стратегии по переориентации транзита. При этом компания заявляет о том, что её интересы не должны пострадать, а российские стивидоры и РЖД обязаны обеспечить условия, сопоставимые с эстонскими. То есть, другими словами, компенсируйте нам вложенные в эстонские терминалы 150 миллионов долларов и обеспечьте четыре доллара за тонну переваленного груза. Думаю, очень долго они будут переводить свои грузы в российские порты.

ИА REGNUM: Какие меры должны быть дополнительно предприняты государством, чтобы переориентировать российские минеральные удобрения и другие грузы из портов сопредельных государств?

Во-первых, я не понимаю, почему их нужно переориентировать. Если «Акрону» выгоднее везти грузы через Эстонию, а «Северстали» через Финляндию, почему нужно что-то менять?

Во-вторых, строительство терминала в Прибалтике или Финляндии обходится дешевле, чем в России. Наши правила проектирования существенно удорожают объекты портовой инфраструктуры, к тому же, вся нагрузка по подключениям к инфраструктуре у нас ложится на инвестора. Есть и другие факторы не в нашу пользу. И ещё один важный момент: «плечо доставки» по железной дороге до Прибалтики может быть короче, чем до российских портов.

ИА REGNUM: Порты Азово-Черноморского бассейна сегодня обгоняют терминалы российской Балтики и по объёмам перевалки грузов, и по темпам роста грузооборота. Означает ли это некий тренд на переориентацию грузопотоков с Северо-Запада на Юг страны?

Динамика опережающего роста портов Южного бассейна наблюдается с 2014 года. Если посмотреть на структуру грузооборота, то мы увидим, что этот рост обусловлен ростом перевалки зерновых грузов и паромных грузов. Что, в общем, понятно и логично. Это паромная переправа в Крым. Растущий экспорт зерновых идёт из портов Юга. Пшеница выращивается именно там, да и рынки наши в основном тяготеют к Черному морю. Кроме того, существенный рост обеспечила перевалка с речного флота на крупнотоннажный в порту Кавказ. До присоединения Крыма большая часть перевалки грузов осуществлялась на рейде Керчи, который сейчас попал под санкции. Росту оборота южных портов способствует также и перевод части грузопотоков из портов Украины. В первую очередь это грузы «Металлоинвеста» (один из крупнейших российских горно-металлургических холдингов России — прим. ИА REGNUM ).

ИА REGNUM: На что в будущем нужно делать ставку портам Балтийского бассейна — на какие грузы или, может быть, на развитие припортовых территорий?

Порты могут бороться только за те грузы, которые производит и экспортирует наша промышленность. Что касается припортовых территорий, то наши порты их не развивают. В Северной Европе, где реализована модель порта-лендлорда, ситуация совсем иная. Там порт принадлежит муниципальным или региональным властям, а стивидорами являются частные компании. Порт как владелец земли и инфраструктуры может развивать индустриальные зоны рядом.

В нашей ситуации всё сложнее. Тем не менее, частные инвесторы пытаются развивать индустриальные зоны рядом с портами там, где это возможно. Из реализованных проектов можно назвать, наверное, только завод «Соллерс» во Владивостоке. В перспективе — индустриальный парк в Тамани, который хочет построить «ОТЭКО» (российская транспортно-логистическая компания — прим. ИА REGNUM ), и индустриальная зона в Усть-Луге.

ИА REGNUM: Что сегодня можно сказать о развитии газохимического кластера в Усть-Луге? Ряд проектов на данный момент отложены по срокам реализации — «Балтийский СПГ», терминалы «Еврохима» и группы «Ист», перенесли сроки запуска своих проектов «Балтийская газохимическая компания» и «НГСК» …

Из того, что вы перечислили, к газохимическому кластеру относятся только проекты группы «Ист» и «Балтийской газохимической компании». Оба проекта действительно по разным, хоть и близким, причинам остановлены. «Балтийский СПГ» развивается по своим законам, решение по нему будет принято, по всей видимости, только в 2018 году. То, что пресса и политики хотели бы, чтобы он развивался более быстрыми темпами, я могу охарактеризовать как пропаганду. Проект «Еврохима» также не имеет отношения к газохимическому кластеру — будет построен обычный морской терминал для перевалки минеральных удобрений. Эти планы как раз после значительной паузы ожили, и компания вернулась к проектированию терминала.

 

ИА REGNUM: Китай сейчас активно присматривается к портовой инфраструктуре Балтийского региона в контексте своей инициативы «Один пояс, один путь». Что может сделать наши порты более привлекательными для китайских партнёров по сравнению с морскими гаванями Литвы, Польши, Эстонии, Латвии?

Честно говоря, я не понимаю ажиотажа вокруг китайских товарищей, разъезжающих по прибалтийским портам. Ещё меньше я понимаю прибалтийских политиков, которые считают, что Китай им может заместить российский транзит. Чем могут китайцы компенсировать потерю российских угля, минеральных удобрений, нефти или нефтепродуктов?

ИА REGNUM: А как же тезис о том, что на перевалке высокодоходных контейнерных грузов можно заработать больше, чем на перевалке сырья…

Сначала нужно задать вопрос, куда пойдут эти контейнеры. Из Китая в Европу? А зачем их везти в прибалтийский порт и грузить на судно, если товар уже практически находится в Европе? В Скандинавию? Хорошо, повезут 100 теусов (эквивалент 20-футового контейнера — прим. ИА REGNUM ) в неделю, и что дальше? Кто сказал, что на сотне или даже на тысяче контейнеров можно заработать больше, чем на миллионах тонн угля, удобрений, нефти?

Китайцы ничего не выбирают — ни Прибалтику, ни Северо-Запад России. Они просто смотрят возможные варианты, кормят всех «завтраками», в то же время строят «Великий камень» в Белоруссии (китайско-белорусский индустриальный парк — прим. ИА REGNUM ). Порты на Балтике им ни к чему. Хотя допускаю, что могут купить — чтобы просунуть ногу в дверь. Черноморские порты могли бы стать для Китая более интересным вариантом.

ИА REGNUM: Каков ваш прогноз относительно контейнерного рынка Балтики на 2017 год?

Контейнерный рынок зависит от того, как будет развиваться ситуация в мировой и российской экономике, а такого прогноза у меня нет. Более или менее уверенно можно говорить о том, что не видно никаких предпосылок для серьёзного изменения динамики. Думаю, мы увидим вялый рост контейнерных перевозок, скорее напоминающий стагнацию.

ИА REGNUM: Как изменилась ситуация на рынке портовых услуг Северо-Запада с приходом нового игрока — порта Бронка?

Никак. Свободных мощностей в регионе стало ещё больше. Ценовой войны терминалы умудрились избежать, административной — нет ( ИА REGNUM ранее писало о ситуации вокруг переноса в Бронку Центра электронного декларирования — прим. ред.).

ИА REGNUM: Какие, с вашей точки зрения, есть возможности для привлечения в Бронку грузопотока? Руководство порта заявляло о намерении перехватить контейнерные грузы у стран Прибалтики и Финляндии, в какой перспективе можно этого ожидать?

О конкуренции с прибалтами за контейнерные грузы я уже говорил. Научатся менять инвойсы — перетянут. Нет сомнения, что Бронка — это самый современный контейнерный терминал в России. Здесь самые большие осадки у причалов, самое большое крановое оборудование. Но дают ли глубины у причала или краны Post Panamax какую-то добавленную стоимость для клиента? По-моему, нет. Такой флот к нам не ходит и, по моей оценке, вероятность того, что он придет в обозримом будущем, крайне мала. С точки зрения клиента «Бронка» абсолютно такой же терминал, как и другие. Только остальные терминалы — как старые шлепанцы, в которых удобно и понятно, а в новых туфлях можно и мозоль натереть.

ИА REGNUM: Ситуацию в порту Калининград стивидоры оценивают достаточно пессимистично — грузооборот снижается из года в год, экспортных грузов становится всё меньше, тарифы литовских и белорусских железных дорог «кусаются». Какие перспективы сегодня существуют для портовой отрасли региона?

Ситуация определяется географией. По всей видимости, порты Калининграда будут обеспечивать экономику региона. Будет расти экономика — увеличится и грузооборот. Несмотря на то, что и белорусские, и литовские железные дороги весьма лояльны и под конкретные грузы предоставляют достаточно существенные скидки, на транзитный грузопоток я бы ставку не делал.

ИА REGNUM: И бизнес, и власти региона говорят о возможности привлечения контейнерных грузов. В частности, уже давно ведутся разговоры о строительстве нового глубоководного порта, который позволит конкурировать Калининграду с польскими портами. Можно ли на это рассчитывать?

Насколько я понимаю, вопрос глубоководного порта практически закрыт. В планах только круизный терминал в Пионерском. Что касается борьбы за контейнерные грузы, то тут нужно говорить не про все польские порты, а только про один терминал DCT в Гданьске. Шансов на конкуренцию с ним нет никаких. Идею создания балтийского порта-хаба вынашивали давно. В претендентах ходили и Орхус, и Гетенборг, и Клайпеда, и даже наша Усть-Луга. Но именно в Гданьске сложились все карты: крупнейшая экономика Восточной Европы, огромный хинтерланд с легким выходом на европейские рынки, незамерзающий порт. Плюс инвестор с богатым опытом развития инфраструктурных проектов по всему миру и поддержка крупнейшего контейнерного перевозчика. В Калининграде такого набора условий просто нет, да и поезд уже ушёл.



Подробности: https://regnum.ru/news/economy/2223998.html 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить